misc/class
lib/jquery_pnotify, lib/moment, lib/lodash, misc/notification, misc/social, site/engine
$._social.__cfg = {"init":[{"service":"basic"},{"fb_app_id":"556076531075995","service":"fb"},{"vk_app_id":"3235940","service":"vk"},{"service":"twi"}],"like":[{"service":"fb"},{"service":"vk"},{"via":"GonzoKZ","channel":"GonzoKZ","hash_tag":"","service":"twi"}],"twi":{"like_count":"vertical"},"fb":{"like_layout":"box_count"},"vk":{"like_type":"vertical","like_fixed":true}}; window._SiteEngine = new classes.SiteEngine( { user_id: 0, controller: 'Blog', action: 'page', content_css_version: '1432482607', social_enabled: 1, custom: []} ); (function($){ var GA_ID = "UA-36321844-1"; function gaTrackPageview() { var gaJsHost = (("https:" == document.location.protocol) ? "https://ssl." : "http://www."); var src = gaJsHost + "google-analytics.com/ga.js"; $.getScript(src, function(data, textStatus) { var tracker = _gat._getTracker(GA_ID); tracker._trackPageview(); }); } $(document).ready(function() { gaTrackPageview(); }); })(jQuery);
Интернет-журнал «Культура и общество»
Войти через:
Комментарии
Лучшие посты
По комментариям
По просмотрам
С нами
Сейчас online
А также 1234 гостя
Блоги
1162
с нами с 6 ноября 2014

Записки офисного самурая

Все персонажи данной истории являются плодом воображения автора. Любые совпадения имен, ситуаций и диалогов случайны.

***

Сорок минут в пробке. Сорок минут наставлений и помпезных советов. Последние четверть часа Арман молча разбирал почту в своем смартфоне, всем организмом игнорируя коллегу. Но Малик продолжал фонтанировать житейской мудростью.

- Братан, это тебе не заграница. Тут тебе не лорды и пэры… Ты, конечно, опыт имеешь международный. Но у нас тут другие реалии. Я собственно поэтому вызвался тебя подстраховать… Надо уметь общаться с агашками. А иначе ты тут долго не продержишься…

Поток машин наконец дополз до нужной улицы и повернул в сторону бизнес-центра. Водитель оставил их у главного входа и отъехал в поисках парковки.

- Аслан Муратович – серьезный человек. К нему надо со всем уважением, - продолжал тараторить Малик, пока они проходили через вращающуюся дверь.

Головной офис компании был шикарен. Мрамор и ковры. «Как в лучших домах ЛондОна» не преминул прокомментировать Малик. Арман сухо улыбнулся. Образ несколько подпортила хамоватая охрана. Но зато девушка на ресепшне, радушно улыбаясь, предложила напитки и проводила в конференц-зал, где должна была состояться встреча.

Пока Малик флиртовал с ресепционисткой, Арман вытащил лаптоп и подключился к проектору. Не мешало еще разок пробежаться по слайдам презентации на большом экране.

Через четверть часа конференц-зал стали заполнять люди. Последним зашел грузный мужчина в очках, лет пятидесяти. Малик сразу же галопом подбежал к нему и с воплем «Ассалаумагалейкум, Асеке! Спасибо, что нашли для нас время…» схватился обеими руками за вяло протянутую конечность.

Арман понял, что это и есть тот самый Аслан Муратович. Крепко пожав ему руку, он представился:

- Арман. Рад знакомству.

Мужчина прошел на свое тронное место и небрежно махнул рукой.

- Ну, что там у вас? У меня минут двадцать свободных. Потом мне надо будет уйти…

- Конечно, конечно, Асеке… - начал суетиться Малик.

- Это весьма кстати, – оборвал его Арман. – Мы рассчитывали начать вовремя. Поэтому договорились о другой встрече. И у нас как раз около 15-20 минут до того, как нам придется вас покинуть. Но если начнем прямо сейчас, думаю, все успеем.

Малика настиг внезапный приступ кашля. Аслан Муратович недовольно поморщился, но промолчал. На экране высветился первый слайд.

Арман начал презентацию. Быстро рассказал о сути предложения с которым они пришли, о взаимных выгодах. Внезапно его прервал Аслан Муратович.

- Малик, а что за ерунду вы нам тут впариваете? - сказал он, игнорируя Армана. - Мы эти системы и без вас можем внедрить.

Малик развел руками. Арман улыбнулся и покачал головой.

- При всем уважении, Аслан Муратович, сначала вам придется инвестировать несколько сотен тысяч долларов в программное обеспечение и обучение кадров. Мы вам обойдемся дешевле. Не говоря уже о наработанном опыте здесь и в наших филиалах по всему миру.

- Знаешь, что… Как тебя там звать? Арман? - Аслан Муратович наклонился вперед и медленно проговаривал каждое слово. – У нас тут этого опыта… как песка на пляже. И вообще, если хотите иметь с нами бизнес, то такие вещи должны идти как бонус к основному контракту.

Малик скривился. Аслан Муратович удовлетворенно откинулся в кресле. Его подчиненные за столом стали одобрительно кивать головой: «Так его, шеф.»

Арман нажал на кнопку лаптопа и слайды исчезли.

- Коллеги, спасибо за откровенный разговор. Судя по вашей реакции, в данном вопросе мы вам не нужны. Мы рады, что казахстанские компании готовы инвестировать значительные суммы в долгосрочные проекты. Увы, есть много компаний которые не обладают вашим опытом. Если вы не против, то мы не будем тратить ваше время и поедем помогать им выходить на ваш уровень. Мои контакты у вас есть. Если ваша позиция изменится, свяжитесь с нами. Спасибо за уделенное время.

На лице Аслана Муратовиче застыла маска удивления. Он был бы в меньшем шоке, если бы стейк в ресторане попытался его укусить. Другие люди в аудитории недоуменно переглядывались. Разве это было в сценарии?

В мертвой тишине Арман убрал свой лаптоп в сумку, вежливо попрощался и вышел из зала. Малик неловко потоптался, но так и не найдя подходящих слов, молча последовал за ним.

Уже на улице к Малику вернулся дар речи:

- Ты что творишь?! Ты знаешь кто это? Блииин, зачем я с тобой поехал… Нам обоим теперь хана.

Арман улыбался.

- Чего ты лыбишься? Начальство нам устроит разнос. И это еще повезет, если этим все закончится…

Арман невозмутимо шагал по улице.

- Ты куда вообще? А водитель?

Арман оглянулся.

- Я тут по дороге заметил кафе. Благодаря Аслану Муратовичу, у нас есть полчасика на чай-кофе с ватрушками. Водителя вызовем сразу туда. Ты не против?

- Нашел время… А, хотя… Все равно уже… Пошли.

***

Они сели на летнике. Малик все еще не мог прийти в себя и периодически качал головой, погруженный в невеселые мысли о карьерном фиаско.

- Что на тебя нашло? – спросил он в очередной раз.

Арман пожал плечами и ковырнул свой чизкейк.

- Может меня пронесет? Я вроде не при делах… Как думаешь?

- Я подтвержу, если спросят. Но думаю, до этого не дойдет.

Малик вспылил.

- Еще как дойдет! Это тебе не Англия. Тут так дела не делаются. Понаберут всяких…

В это время ожил телефон Армана. Арман поставил на стол кружку и включил громкую связь.

- Здравствуйте. Арман Аскарович?

- Да, я вас слушаю.

- Аслан Муратович просит вас заехать к нему, когда у вас будет время. Чтобы обговорить дополнения к контракту. Он решил, что не хочет терять время на внедрение. Проще будет взять ваш готовый продукт.

- Я вас понял. Передайте ему пожалуйста, что я смогу с ним встретиться завтра после обеда. А пока вышлю ему на почту черновую версию для ознакомления.

- Хорошо, я передам.

- Спасибо. До скорого.

- До свидания.

Малик присвистнул. Арман невозмутимо пил кофе.

- Обалдеть! У тебя что, крыша алмазная?

Арман рассмеялся. В первый раз на памяти Малика.

- Слушай, меня очень трогает твоя гордость за наши… реалии. Крыши, агашки… Но на самом деле, бизнес - он и в Баганашыле бизнес. Вот взять твоего Асеке. Типичный бастык – губки бантиком, бровки домиком. Ведет себя нагло. Для него это наверное часто работает… Но неужели ты думаешь, что эти байские замашки – наше родное ноу-хау?

- А что, нет? У вас там, в европах и америках, небось все по этикету…

Арман фыркнул.

- Ничего подобного. Никто не расшаркивается и не делает книксены. Каждый переговорщик пытается доминировать. Единственное отличие в том, что там это просто бизнес и ничего личного… Это у нас тут вживаются в роль по методу Станиславского. И начинают переигрывать даже в быту.

- И это плохо?

- Это… ограничивает. Профессионал должен уметь менять подход в зависимости от ситуации. Настоящие мастера никогда не перестают учиться: посещают специальные курсы, читают умные книжки, пробуют разные тактики…  Всю жизнь пользоваться одним трюком? Это плохое кунг-фу и его можно легко можно обезвредить.

Арман отпил глоток из своей чашки.

- К примеру, есть понятие… В вольном переводе, наверное, «аура власти»… Представь себе эдакого тирана, босса играющего с позиции силы.  У него высокий статус и он им пользуется во время переговоров. Никого не напоминает?

- Еще бы! У нас этих джедаев с аурой власти…

- И как ты с ними ведешь разговор?

- Как будто сам не знаешь. Приходится вытанцовывать. Саке-Маке там…

Арман понимающе кивнул.

- И это целое искусство, да?.. Но вот в чем подвох. Таким поведением ты только укрепляешь эту самую ауру. Сам встаешь в позицию бета-самца. А значит, с самого начала тебя съели, и всю сделку контролирует Саке-Маке. Если он в настроении, и ты мило прыгал на задних лапках, то он бросает тебе подачку. Если нет, то никакой сделки не будет. В любом случае – от тебя ничего не зависит.

Малик насупился, но промолчал. Память о сегодняшней встрече была свежа. Малик быстро адаптировался и не считал зазорным проявить смирение. Сейчас он понимал, что Арман может его многому научить и был готов учиться. Даже если это било по его самолюбию.

Арман, казалось, читал его мысли. Он одобрительно кивнул и продолжил.

- А, почему не сделать ровно наоборот? Показать, что тебя эти трюки не трогают. Тебе дали 20 минут? Скажи, что у тебя самого лишь 15. Тебе говорят, что в твоих услугах не нуждаются? Объясни, что твои услуги достаточно востребованы и это ТЫ не нуждаешься в дополнительных контрактах… И тогда этот пузырь «власти» лопается… Тем более, что такие как Асеке, как правило, не ждут, что кто-то посмеет им перечить.

Арман выдержал паузу и продолжил.

- К примеру, Асеке сегодня осознал, что мы без него проживем. А ему надо брать на себя ответственность за солидные инвестиции, которые непонятно когда окупятся… Либо дать нам еще одну возможность себя убедить.

Малик почесал нос. Он всегда так делал, когда решал в голове сложную задачу.

- А что, если в следующий раз кто-нибудь психанет и откажется от наших услуг?

Арман пожал плечами.

- Такая вероятность существует. Однако, как правило, люди со статусом умеют ставить выгоду выше эмоций. Иначе они просто не доросли бы до такого положения... Хотя ты прав, конечно. Иногда встречаются самодуры, которым принципиально важно быть царем горы. Но с другой стороны, если человек не терпит профессиональных отношений, то может и не надо с ним работать? Тем более, что ему не позавидуешь.

- В смысле?

- Ну, если он собирает вокруг себя не специалистов, а подхалимов, то дела с кадрами у него обстоят неважно. Люди лебезят, когда ничего больше делать не умеют.  К тому же, никому не нравится терпеть унижения. Рано или поздно кто-то из этой свиты воткнет нож в спину босса. В любом случае - это неприятности для бизнеса. Работать с такими партнерами не перспективно.

- То есть ты предлагаешь бодаться на каждой встрече? И если что, просто уходить?

- Вовсе нет. Я уже говорил, тактики бывают разные. Сегодня нам попался персонаж с «аурой власти». С другими типажами можно использовать другие методы… Но это уже долгий разговор. А нам пора ехать.

Арман набрал номер водителя и сделал знак официанту принести счет.

Малик вытащил свой верный блокнотик и быстро начеркал несколько строк.

  • Наглое поведение – не признак силы, а просто тактика.
  • Эту силу можно нейтрализовать, если не обращать внимания на грубость и вести себя раскованно, как равный.
  • Показав, что не нуждаешься в сделке, повышаешь вероятность успеха.

Интересно начался день, подумал Малик. Он уже предвкушал следующую партию...

источник

«Просто быть в “Звёздных войнах” — уже счастье»: Райан Джонсон об эпизоде VIII
14 декабря 2017
GONZO
просмотров: 5
Дроиды, капюшон Люка Скайуокера, феминизм и Михаил Калатозов — накануне голливудской премьеры «Последних джедаев»
Как китайцы построили железную дорогу в Тибет
14 декабря 2017
GONZO
просмотров: 94
Всего за пять лет и три с половиной миллиарда долларов в Китае построили магистраль длиной в 1150 километров, соединившую «Крышу мира» с основной территорией страны.     Еще в начале 1920-х революционер Сунь Ятсен в своем программном «Плане реконструкции Китая» предложил построить в стране около 100 000 километров новых железных дорог, в числе которых были и линии на Тибетском нагорье. По объективным причинам к идее «отца нации» смогли вернуться только в 1950-е годы при председателе Мао. Проект железной дороги в столицу Тибета Лхасу был утвержден к 1960 году, однако ее строительство было заморожено почти на полтора десятилетия — Китай с трудом пожинал плоды «Большого скачка». Только в 1974 году возведение первого участка будущей магистрали, от столицы провинции Цинхай города Синин к Голмуду уже на Тибетском нагорье, возобновилось. 814 километров железной дороги силами армии и заключенных построили за пять лет, к 1979 году, но пассажирское движение открылось здесь только в 1984-м.     Работа над вторым, высокогорным, участком до Лхасы была связана с инженерными задачами особой сложности: строителям предстояло трудиться в условиях вечной мерзлоты, недостатка кислорода и к тому же уникальной тибетской экосистемы, сохранение которой было объявлено китайской партией и правительством вопросом первостепенной важности.   Только в начале XXI века страна достигла уровня технологической готовности, позволившего приступить к реализации масштабного инфраструктурного проекта. Более того, возведение железной дороги до Лхасы стало ключевым этапом программы развития Западного Китая, целью которой является ликвидация диспропорции в развитии восточных и западных регионов страны. Еще одной важной, а возможно и основной, задачей правительства КНР было укрепление связей именно Тибетской автономии, контроль над которой был вновь установлен лишь в 1950 году, с основной китайской территорией.   Согласно проекту, утвержденному в 2000 году председателем КНР Цзян Цзэминем, общая протяженность новой железной дороги должна была составить 1142 километра. На этом участке было организовано 45 станций, 38 из которых были автоматическими, без обслуживающего персонала. Тибетская магистраль от Голмуда поднималась с высоты 2800 метров над уровнем моря до перевала Танг-Ла (5072 метра) и затем вновь спускалась к Лхасе (3642 метра).   Вокзал Голмуда. Конечный терминал в Лхасе.   Около 80% всего нового участка (960 километров) проходило по труднопроходимым высокогорным районам на высоте свыше 4000 метров над уровнем моря, из них около 550 километров располагалось в зоне вечной мерзлоты.     Строительство железной дороги там представляло серьезную инженерную проблему. Дело в том, что верхний слой вечной мерзлоты имеет свойство в краткий летний период оттаивать, порой превращаясь в труднопроходимое болото. В этой связи реальную угрозу представляли подвижки почвы, что могло привести к деформации и разрушению пути. Для того чтобы ликвидировать такой риск, проектировщики Цинхай-Тибетской дороги разработали специальную схему ее устройства, фактически изолирующую какое-либо влияние магистрали на окружающую среду и наоборот. Рельсы укладывались на специальную насыпь из булыжников, засыпанных песчаным слоем. В поперечной проекции насыпь перфорировалась сквозной сетью труб для обеспечения лучшей ее вентиляции, а ее склоны закрывались специальными металлическими листами, отражающими солнечный свет и тем самым еще более препятствовавшими ее нагреванию. На отдельных участках устраивались еще и скважины, заполненные жидким азотом. Все эти мероприятия фактически замораживали насыпь под дорогой, предотвращая нагрев верхнего слоя вечной мерзлоты, его оттаивание и последующую деформацию железнодорожного полотна.   Для компенсации перепадов высот в районах строительства значительная часть магистрали проложена по эстакадам. Всего на ее 1142 километрах устроено 675 мостов, общей протяженностью 160 километров. Опоры этих эстакад по сути представляют собой сваи, основания которых покоятся глубоко в вечной мерзлоте, благодаря чему сезонные оттаивания верхнего ее слоя не оказывают никакого влияния на стабильность конструкции сооружения. Промежутки между опорами-колоннами не препятствуют свободной циркуляции воздуха под ними, что позволяет минимизировать дополнительный тепловой эффект от железной дороги. Помимо технической составляющей, важным достоинством эстакадных участков является тот факт, что они не препятствуют свободному перемещению под магистралью уникальных порой представителей местной фауны. Негативный эффект от инородного включения в тибетскую экосистему сведен, таким образом, до минимума. Участки Цинхай-Тибетской дороги, проложенные на насыпи по поверхности земли, огорожены на всем их протяжении, а для перехода мигрирующих животных регулярно проложены специальные тоннели и сооружены мосты.   После окончания строительства Тибетская магистраль установила сразу несколько рекордов железнодорожного строительства. В 350 километрах от Голмуда на высоте 4900 метров над уровнем моря был построен самый высокогорный железнодорожный тоннель в мире, получивший название Фэнхошань (тоннель Ветреного вулкана) Станция же Танг-Ла на одноименном горном перевале стала самой высокогорной железнодорожной станцией в мире. Окружающие ее горы кажутся скорее холмами, но это обманчивое впечатление. На самом деле трехпутная Танг-Ла находится на высоте 5068 метров лишь четырьмя метрами ниже высочайшей точки всей магистрали (5072 метра).   Хотя здесь и останавливаются поезда, по сути это всего лишь разъезд на однопутной магистрали. Станция полностью автоматическая и управляется из Синина, где расположено центральное управление всей дороги. Никаких населенных пунктов поблизости нет, что, впрочем, не помешало китайцам построить здесь довольно крупный вокзал, достойный станции-рекордсмена.   В большинстве случаев здесь даже не открываются двери вагонов. Для неподготовленного человека оказаться на такой высоте, где давление атмосферы составляет лишь около 35—40% от стандартного на уровне моря, представляет определенную угрозу здоровью.  Для того чтобы путешествие по высокогорным районам с их ошеломляющими пейзажами доставляло пассажирам лишь удовольствие, для Цинхай-Тибетской дороги был разработан специальный подвижной состав. Американская корпорация General Electric спроектировала для магистрали тепловозы NJ2, модифицированные для работы в высокогорных условиях, мощностью 5100 л. с. каждый. Локомотивы способны развивать скорость до 120 км/ч с составом в 15 вагонов. В зонах вечной мерзлоты скорость их движения ограничена 100 км/ч. Вагоны для обслуживания дороги были построены на китайском заводе канадского концерна Bombardier в количестве 361 штуки (308 обычных и 53 специальных туристских). Все они фактически герметично изолированы от окружающей среды, внутри поддерживается давление кислорода, близкое к стандартному.   Несмотря на это, приступы горной болезни, вызванные недостатком кислорода, у пассажиров случались. Для их предотвращения каждое место в вагонах оборудовано индивидуальными кислородными трубками по образцу больничных. Тонированные стекла вагонов со специальным покрытием защищают пассажиров от избыточной солнечной радиации, опять же свойственной высокогорьям.   Стандартные вагоны разделены на привычные и нам три класса: сидячий, плацкарт и купе. Кроме того, в поездах имеются вагоны-рестораны.            Пропускная способность магистрали составляет восемь пар пассажирских поездов в сутки (не считая грузовых). В настоящее время Лхаса связана регулярным пассажирским движением не только с соседним «областным» центром Синином, но и с крупнейшими городами страны — Пекином и Шанхаем. В пути экспресс Пекин — Лхаса находится 44 часа. Стоимость билетов в зависимости от класса составляет от $125 (плацкарт) до $200 (купе).   Строительство Цинхай-Тибетской железной дороги началось в 2001 году. Около 20 000 рабочих, одновременно начавших прокладку магистрали из обеих конечных точек (Голмуда и Лхасы), справились с ответственной задачей партии всего за пятилетку, потратив $3,68 миллиарда долларов. По официальным данным, при этом никто не погиб, даже несмотря на длительную работу в не самых комфортных для этого условиях.     За семь лет функционирования по дороге было перевезено более 63 миллионов пассажиров и 300 миллионов тонн грузов. Годовой пассажирооборот увеличился с 6,5 миллиона человек в 2006 году, когда магистраль была сдана в эксплуатацию, до 11 миллионов человек в 2012 году, годовой грузооборот возрос с 25 миллионов тонн в 2006 году до 56 миллионов тонн в 2012 году. Уже сейчас очевидно, что новая железная дорога значительно активизировала экономическое развитие Тибета и соседней провинции Цинхай.  Существенно удешевилась доставка грузов в Тибет, в том числе и особенно ценных в горных условиях энергоносителей. Новый толчок к развитию получила и туристическая отрасль, хотя по-прежнему просто так любому желающему уехать, например, на пекинском поезде в Лхасу не получится. Для посещения Тибета китайское правительство как и прежде требует получение специального разрешения, без которого на поезд вас просто не посадят.     Скептики же считают Цинхай-Тибетскую железную дорогу лишь очередным этапом постепенной китайской колонизации своеобразного автономного региона и локомотивом освоения его природных ресурсов. Геологи уже обнаружили в высокогорных районах Тибета месторождения меди, свинца и цинка, сырья, крайне необходимого бурно растущей китайской промышленности. Экологи, разумеется, опасаются, что наличие в крае современной железнодорожной магистрали лишь подстегнет правительство КНР к скорейшему освоению этих месторождений с непредсказуемыми последствиями для хрупкой экосистемы региона.     Впрочем, пока это лишь ничем не подтвержденные опасения. Зато трудно отрицать популярность дороги среди жителей Тибета, получивших возможность легко и быстро добираться до высокоразвитых восточных районов страны, и в особенности среди туристов, для которых магистраль является прекрасным аттракционом, созданным с типично китайским упорством, в буквальном смысле сворачивающим горы.     Источник

Комментарии

Оставить комментарий
Оставить комментарий:
Отправить через:
Предпросмотр
modules/comment
window._Comment_blog_4166 = new classes.Comment( '#comment_block_blog_4166', { type: 'blog', node_id: '4166', user: 1, user_id: 0, admin: 0, view_time: null, msg: { empty: 'Комментарий пуст', ask_link: 'Ссылка:', ask_img: 'Ссылка на изображение:' } });