misc/class
lib/jquery_pnotify, lib/moment, lib/lodash, misc/notification, misc/social, site/engine
$._social.__cfg = {"init":[{"service":"basic"},{"fb_app_id":"556076531075995","service":"fb"},{"vk_app_id":"3235940","service":"vk"},{"service":"twi"}],"like":[{"service":"fb"},{"service":"vk"},{"via":"GonzoKZ","channel":"GonzoKZ","hash_tag":"","service":"twi"}],"twi":{"like_count":"vertical"},"fb":{"like_layout":"box_count"},"vk":{"like_type":"vertical","like_fixed":true}}; window._SiteEngine = new classes.SiteEngine( { user_id: 0, controller: 'Blog', action: 'page', content_css_version: '1432482607', social_enabled: 1, custom: []} ); (function($){ var GA_ID = "UA-36321844-1"; function gaTrackPageview() { var gaJsHost = (("https:" == document.location.protocol) ? "https://ssl." : "http://www."); var src = gaJsHost + "google-analytics.com/ga.js"; $.getScript(src, function(data, textStatus) { var tracker = _gat._getTracker(GA_ID); tracker._trackPageview(); }); } $(document).ready(function() { gaTrackPageview(); }); })(jQuery);
Интернет-журнал «Культура и общество»
Войти через:
Комментарии
Лучшие посты
По комментариям
По просмотрам
С нами
Сейчас online
А также 81 гость

Путана как индульгенция. Окончание.

с нами с 22 ноября 2012

Ну вот, с предысторией вы знакомы. Волей судеб остался я тет-а-тет с дамой, трудящейся в сфере интимных услуг. Время, я так понимаю, ей было проплачено, услугами ее в плане секаса пользоваться никто не собирался, а отрабатывать  она, судя по всему, привыкла. Да и услуг в ассортименте у нее я  было две:  одна - потереться интимными местами (по-другому сей акт и не назову), и вторая – чисто поговорить. Причем, вторая была у нее приоритетней. Время идет, таньга капает, а сам физический контакт, если и не удается свести на нет, то хотя бы к минимуму. Просто сидеть, молчать она не считала, видимо, возможным,  ибо мнила себя профессионалом. 

И начался у нас разговор, как битва в Ночном Дозоре – бессмысленный и беспощадный. После краха ее надежд развить тему мистико-религиозную,  пришлось ей в срочном порядке искать новую.  Меня же не покидало чувство, что девушка на меня обиделась – за явный и категоричный отказ пользоваться ее телесами. Истолковала она это, похоже,  по-своему: в плане – побрезговали. Извечный постулат – «уйди дура, я женатый», для нее явно не был аргументом, так как доводилось  обслуживать связанных узами Гименея не раз. И отказ мой по этой причине был для неё просто смешон. Была еще попытка сподвигнуть меня на близость,  другого я объяснения не нахожу, тем, что общение с ней уже грех само по себе, и трахаться или говорить  -  разницы то по большому счету нет, но и это я попросту проигнорировал.

И тогда начался рассказ. Рассказ о тяжелых буднях простой работницы секса. О детях, оставшихся в соседней восточной стране, о необходимости их кормить, собирать в школу, о стариках родителях, о гондоне - бывшем муже и о принце - настоящем парне, который терпит ее работу только пока сам не начал зарабатывать – в общем, как понял я, о таком же гандоне, как и первый.

Расказывала она долго. В подробностях. Но я ей почему-то не верил.  Может, потому, что ну не верю я в такую уж крайнюю безвыходность, что прямо толкает на панель. Может, потому, что было видно: если не трахаться с кем попало, то тусоваться ей даже нравиться. А может, еще потому, что подобное читал и встречал я не раз. Этакое мыло, как в гостиницах, одноразовое, не всегда нужное,  но главное  -  постоянное в совоем обязательном присутствии.

При этом поражало то, что себя она чувствовала хозяйкой ситуации (возможно потому, что ей и была?), стандартно отжимала общие для всех мужиков кнопки и явно гордилась своей профессией, что давала её коллегам власть даже над королями. Любовь, предлагаемая и покупаемая, простая как три рубля, свободная как ветер и, прощающая все, как индульгенция -  и за деньги.

Герой на карантине: писатели о жизни и чтении в эпоху эпидемии
28 марта 2020
GONZO
просмотров: 35
Уединение полезно для писателей. В русскоязычном сегменте Facebook  вспоминают «Болдинскую осень», во французском — «Графа Монте-Кристо». Карантинные хроники авторов со всего мира публикует The New York Review of Books. В Le Monde карантинный дневник ведет лауреат Гонкуровской премии, популярная французская писательница Лейла Слимани. Анна Строганова поговорила с пятью русскоязычными авторами о том, как их жизнь изменилась за последние недели. И попросила порекомендовать несколько книг тем, у кого вдруг появилось время для чтения. Александр Снегирев. © Личный архив Александр Снегирев, Москва Автор романов «Нефтяная венера», «Чувство вины» и «Вера». Лауреат премии «Русский букер». Последняя книга: «Призрачная дорога» О переменах Москва немножко обезлюдела и чем-то стала напоминать мне Москву моего детства, когда людей было намного меньше, а в магазинах был дефицит. Мы вместе с женой уговариваем родителей переехать за город, но родители жены категорически отказались это делать, а мой отец согласился. Сами мы не то чтобы находимся на полной самоизоляции — просто не получается. Например, с собакой надо гулять. О пандемии Мы общаемся по скайпу с подругой моей жены. Она живет в Австралии, в довольно уединенной местности в районе Сиднея. Рассказывает, что в Австралии — тотальная халатность и люди вообще не реагируют на призывы властей, толпами собираются на пляже и кашляют друг на друга. С одной стороны, она говорит трезвые вещи, а с другой, в ее словах я вижу отголоски истерии. Наша подруга явно находится в перегретом состоянии. Мне кажется, что психические расстройства очень скоро будут представлять куда большую опасность, чем сам коронавирус. Паника, истерия, проснувшиеся и вновь возникшие фобии запустят у многих психические механизмы, которые так быстро не вылечишь. Психика вещь хрупкая. О карантинных хрониках Всю свою сознательную жизнь я веду записи, отмечая те или иные интересные события. Сейчас, конечно, мы оказались в любопытной ситуации «Декамерона» или фильма Бунюэля «Ангел-истребитель». Больше всего меня, конечно, интересуют человеческие психические сдвиги. Может быть, потому что я сам не считаю себя нормальным, может быть, потому что в психозе заложен огромный драматургический потенциал. Любой кризис хорош тем, что он нас проявляет. Мы как фотобумага, которую погрузили в проявитель. Проявителем стал вирус, а в России еще экономический и политический кризисы. Все совпало — Путин хочет править вечно, рухнул рубль, а поверх этого еще и вирус. Карантинное чтение У каждого есть дела, которые мы всю жизнь откладываем. Мне кажется, что в критических ситуациях в первую очередь надо делать эти дела, а не концентрироваться на развлечениях. Я, например, починил светильник в ванной. А что касается чтения, то у многих есть список книг, которые хочется прочесть и которые мы постоянно откладываем — по этому списку и надо идти, не отвлекаясь на бесплатный доступ в Pornhub. Впрочем, не самый плохой вариант отвлечься. Я советую Достоевского «Идиот» и «Братья Карамазовы». Достоевский очень круто показывает человека в состоянии душевного кризиса. Мне кажется, каждый из нас, читая эти романы, увидит собственное отражение. Я очень люблю двух французских писателей, которые при встрече побили бы друг друга. Это современный Мишель Уэльбек и всегда современный Александр Дюма. Все тексты Уэльбека посвящены одиночеству. В романе «Возможность острова» люди-клоны живут на отдельных виллах в далеком будущем, а за заборами вилл бродят одичавшие жители пост-апокалиптической Земли. Это очень напоминает сегодняшнюю реальность, когда люди, которые могут позволить себе изолироваться, сидят в стерильном благополучии, а за заборами их владений хоть гори всё огнём. Наконец, я бы посоветовал роман «Три мушкетера». Эта книга всегда улучшает настроение, что бы с вами ни происходило. В ней есть неистощимый заряд жизненной энергии. Тамошние персонажи пронзают друг друга шпагами, дурят друг друга, крутят романы, бросаются в авантюры. Фактически книга посвящена конфликту двух силовых ведомств, коррумпированных чиновников и их любовниц — очень это напоминает современную Россию. Но весь этот дикий мир, не знающий ни прав человека, ни metoo, показан через призму удивительного жизнелюбия. «Три мушкетера» наглядно демонстрируют, как на одни и те же вещи можно смотреть мрачным взглядом, а можно смотреть взглядом любящего человека. В состоянии кризиса очень важно сохранять взгляд любящего человека. В «Трех мушкетерах» это есть.   Андрей Курков. © Wikipedia Андрей Курков, Киев Один из самых популярных русскоязычных авторов в мире. Его роман «Пикник на льду» в западных СМИ давно получил статус «культового». Последняя книга: «Серые пчелы» О переменах Я нахожусь в селе, здесь тихо. Мы уехали, потому что надо было самоизолироваться. Здесь гораздо комфортней, можно выйти прогуляться. И психологически намного легче, чем в городе. Людей, конечно, на улицах нет. Магазины работают. Паники нет. Сегодня утром я был в Киеве. Там ощущается напряжение — людей на улицах мало даже в центре, но почти у каждого маска на лице. Город парализован, потому что транспорт работает только для тех, у кого есть специальное разрешение. Это врачи, военные, те, кто работают на предприятиях, которые невозможно остановить. А так, жизнь — на паузе. У меня появилось слишком много времени, потому что отменились уже восемь поездок за рубеж. Сейчас занимаюсь редактированием уже написанного нового романа. Я впервые написал роман в соавторстве с моим давним другом писателем Юрием Винничуком, который живет во Львове. Это историко-приключенческий роман, немножко в стиле Дэна Брауна — исключительно развлекательный, с разными загадками. Мы должны были презентовать его на книжной выставке «Арсенал» в Киеве, но, похоже, что этой выставки не будет. Придется ждать до сентября, когда у нас во Львове будет следующая большая выставка. Если закончу редактировать в течение двух недель, то, наверное, начну писать что-нибудь новое. О карантинных хрониках Дневник я вел всегда. Какие-то вещи я записываю в свой дневник, но специальных хроник карантина и пандемии не веду. О пандемии В целом у меня есть чувство легкой тревоги за ближайшее будущее, но одновременно есть уверенность, что эту эпидемию мир переживет и, наверно, выучит урок, забытый после испанского гриппа. Карантинное чтение Сейчас я читаю книгу Филиппа Сэндса «Восточно-западная улица». Это английский писатель-юрист, живущий в Лондоне. С одной стороны, это история Львова, многоэтничного города, прежде всего, времен Второй мировой войны. И это история двух львовских юристов, которые во время Нюренбергского процесса внесли в практику два новых для того времени понятия: «геноцид» и «преступление против человечности». Из книг, которые я бы посоветовал для чтения, мне очень нравится историк и писатель из Вены Мартин Поллак. У него есть потрясающая книга, которая называется «Король Америки» — это история эмиграции из Галичины и Буковины в США и Канаду, настолько интересно написанная, что читается, как роман. Можно было бы добавить сюда украинского писателя, беженца из Донбасса Владимира Рафеенко («Долгие времена») и его коллегу Алексея Чупу, тоже писателя-беженца из Луганска. У Алексея Чупы вышла очень интересная книга, довольно жесткая, но одновременно очень художественная. Она называется «Сказки моего бомбоубежища».     Наталия Ким. © Личный архив Наталия Ким, Москва Автор полюбившегося многим сборника рассказов «Родина моя, Автозавод», который недавно перевели на французский под названием «Мой квартал» (« Mon quartier »). «Истории, нанизанные на нитку, как жемчужины», —откликнулась на выход книги французская Le Monde.   Последняя книга: «По фактической погоде» О переменах Для меня в новых реалиях практически ничего не изменилось. Я работаю дома — мастером-рецензентом в онлайн-школе писательского мастерства Creative writing school (CWS) и на авторском курсе сценарно-драматического искусства писателя Бориса Мирзы. Так вышло, что последние три года у меня серьезно болеет младшая дочь, поэтому я практически прикована к дому.  В магазин — он у меня внизу — я выхожу в перчатках и в наморднике. Но таких, как я, мало. На днях была опубликована карта распространения вируса по Москве: в нашем районе пока всего три случая, и все они довольно далеко от меня. Но держим руку на пульсе. У меня трое детей, двое из них школьники, сейчас они учатся удаленно. Младший лезет на стену, требует повышенного внимания. Повышенное внимание уделяю, как могу — смотрим кино, играем в настольные игры, преимущественно словесные — в «пять букв», в «Эрудит», ну еще в «роммикуб», «монополию» по мотивам «Игры престолов», в общем - развлекаемся. А старшая моя дочь работает в РАМТе, но сейчас театр закрыт, поэтому ей довольно грустно, тогда она приходит к нам в гости. От скуки мы с ней начали записывать дурацкие видео и выкладывать их в Facebook. Собственно, мы поем, всего-то два ролика выложили. К нашему абсолютному изумлению, последний набрал уже 42 тысяч просмотров. Я едва успеваю нажимать кнопку «зафрендить», потому что сотни людей ломятся ко мне в друзья, но самое главное, что нас похвалил автор исполненной песни, блюзмен Михаил Мишурис, и даже пригласил вместе выпить. Ну это когда бары откроют опять, конечно. О пандемии В целом, ощущение от того, что происходит — мрачное, но я стараюсь исходить из мысли: «что лично я могу сделать в создавшейся ситуации». Допустим, я могу сделать так, чтобы меня было меньше на улицах, и это будет мой личный вклад, хотя никак не могу повлиять на то, что происходит в глобальном масштабе. Не могу не думать о странах, где все гораздо хуже. Особенно об Италии, где проживает некоторое количество моих друзей и где тяжелейшая ситуация. Не могу с ужасом не думать о странах, где очень плохо развита медицина. Но что тут остается делать? Молиться. О карантинных хрониках Вести дневник? Это имело бы смысл, если бы у меня что-то резко изменилось, а что я могу рассказать нового о себе? Ничего. О том, что я пишу свою третью книжку уже второй год? Кому это интересно. Карантинное чтение Время читать у меня есть почти всегда, поскольку это мое любимое времяпрепровождение. Я прочитала книгу Александра Стесина «Нью-йоркский обход», которая недавно была номинирована на премию «Нос». Это великолепный нон-фикшн. Выписала вторую книгу Стесина про его путешествие по Африке («Африканская книга»), но до нее еще не добралась. А в качестве эскапизма я читаю серию под названием «Роза ветров». Это серия петербургского издательства «Аркадия». Они издают переводную азиатскую и африканскую литературу, написанную, в основном, женщинами. Это, с одной стороны, что-то этническое, с другой стороны, что-то около феминистическое. Очень люблю эту серию, особенно все, что касается Кореи, потому что у меня есть эти корни.  Думаю, что у каждого должен быть свой рецепт выживания. Кому-то будет целительней почитать что-то уже давно любимое и знакомое. Если меня спросить, что на меня таким образом действует, то это вся проза Людмилы Улицкой, включая ее последнюю книгу «О теле души». Регулярно в последние дни перечитываю прозу Людмилы Петрушевской и ее пьесы. И всегда еще «лечусь» Сергеем Довлатовым и Юрием Ковалем. Это — необходимый набор, который дает мне чувство равновесия.     Владимир Лорченков. © Личный архив Владимир Лорченков, Монреаль Русский писатель из Молдавии, живет в Квебеке. Автор романов «Все там будем», «Прощание в Стамбуле», «Табор уходит». Лауерат Русской премии и премии «Дебют» Последняя книга: «Таун Даун» О переменах Я бы не сказал, что карантин поменял мою жизнь. Я пишу прозу, и, значит, сознательно обрек себя на карантин вот уже более двадцати лет назад. Сейчас я дописываю роман «Наш человек в Кая Коко». Это любовная история с элементами «нуар-романа» — о том, как сотрудник спецслужб Канады встречает на Кубе венесуэлку и у них вспыхивает роман. Так что, в каком-то смысле, я уже больше полугода живу в выдуманном отеле на Кубе. А до этого около двух лет жил в волшебной библиотеке Буазе, месте моего предыдущего романа, в котором боги служат библиотекарями и вместо книг расставляют по полкам истории реальных людей. А еще раньше я жил на секретной базе Освобождения Квебека, где члены сепаратистской армии освобождения Квебека готовились свергнуть правительство Канады во время конца света, который провозгласил в Монреале новый Иисус, малыш с синдромом Дауна, в моем романе «Таун Даун»... Нет, никакая пандемия не изменила мою и без того странную и нелепую с точки зрения обывателя жизнь.  Я еще в бытность свою журналистом в Молдавии взял за правило писать каждый день по часу. С тех пор многое в моей жизни менялось: я составлял гиды для турфирмы в Турции, работал в Монреале грузчиком, установщиком окон и даже шофером полуподпольного борделя, но в конце концов стал приличным человеком и устроился помощником библиотекаря. Одно остается неизменным — я писал, пишу и буду писать по часу в день. Это может быть перевод стихотворения трубадура Бертрана де Вантадорна, или эссе о Лимонове, или глава романа о встрече русского писателя и реинкарнации катарской дамы в Тулузе, неважно. Карантин дал мне больше времени для общения с детьми, но я не уверен, что это хорошо. Думаю, моему 15-летнему сыну намного полезнее общаться с товарищами по команде водного поло или подружками из школы — один поцелуй с девчонкой сейчас научит его большему, чем сто часов бесед с умным и талантливым отцом.  О дневниковых записях Я веду дневник уже лет пятнадцать. В основном, это мои соображения о литературе и философии. Меня вдохновил на это один из моих любимых писателей, Мишель Монтень. Думаю, я второй после Александра Пушкина легкомысленный русский писатель, который любит Монтеня.  О пандемии Я с недоумением и с пониманием смотрю на происходящее. Я недоумеваю, потому что, на мой взгляд, паника довольно глупа — позвольте вам напомнить, каждого из нас ждет свой персональный конец света. Это смерть. Мы смертны и, как говорил великий русский писатель М. Булгаков, мы смертны внезапно. Отчего же все так боятся умереть? Но я понимаю причины этого страха. Люди общества потребления в странах «золотого миллиарда» — я сейчас говорю и о французах — живут так хорошо по сравнению с остальным миром, что им хочется потреблять материальные блага вечно. «То есть как это я умру?! Кто же будет есть во всех этих ресторанах?! Кто купит все эти плазменные телевизоры?!». Такому человеку, этому Monseur Tout Le Monde я хочу сказать: не переживай, дружище. Свободная глотка, чтобы жрать и свободная задница, чтобы высрать выжранное всегда найдется. Ты не уникален. Живи, а потом умри.  Карантинное чтение Если вы хотите пококетничать, то две главные книги сейчас для вас — это «Опыты» Мишеля Монтеня, и сборник баллад Франсуа Вийона. Я особенно рекомендую балладу «Истина наизнанку». Если вы французский читатель, то, конечно, я рекомендую вам свою трилогию о поисках рая и конце света: « Le dernier amour de lieutenant Petrescu », « Des 1001 facons de quitter la Moldavie », « Champ de gitans ». Если вы русский читатель, то читайте мои романы «Таун Даун» и «Ночь в Кербе». Купите как можно больше моих книг, чтобы я смог заработать как можно больше денег. Ведь у меня тоже есть глотка! Я тоже хочу жить вечно!     Андрей Геласимов. © Wikipedia Андрей Геласимов, Москва Автор романов «Жажда», «Год обмана», «Нежный возраст», «Степные боги». Лауреат премии «Национальный бестселлер».  Последняя книга: «Чистый кайф» О переменах Я веду семинар прозы в Литературном институте им. Горького. На удаленную учебу нас отправили уже недели две назад. Моим студентам нравится: кто-то ванную принимает, кто-то по лесу гуляет — я слышу, как у них птички чирикают. Очень любопытно, что они оказались активней в семинаре через социальную сеть, чем в реальной жизни. Но это, очевидно, связано с тем, что это дети текстового поколения — они выросли в чатах. Для них живая коммуникация сложней. Мне гораздо больше это нравится, я бы даже ректору посоветовал так делать и в дальнейшем. Для учебной работы — это лучше. Сам я уехал в Подмосковье и нахожусь здесь. Помимо Литинститута, я работаю в небольшом издательстве «Городец». Всех сотрудников мы также отпустили на удаленную работу. Но работа продолжается. Параллельно с семинаром я веду разговор в Whatsappсо своими сотрудниками, они присылают эскизы обложек, мы обсуждаем новые договора и новые перспективы. Работа издательства ничуть не изменилась. О пандемии Я подавляю страх. Он возникает, но возникает из-за деятельности СМИ. Я стараюсь с ним бороться. Иногда мысль о том, что человечество вот так может вымереть, конечно, меня посещает. Много постапокалиптических фильмов — мы насмотрелись всего этого. Может быть, кстати, реакция СМИ и реакция властей в разных странах тоже связана с голливудским производством, существованием идеи апокалиптического конца человечества. Возможно, это проекция деятельности голливудских продюсеров.  В России год или полтора назад вышел роман «Вонгозеро» Яны Вагнер. Она очень похоже описала эпидемию, вплоть до кашля (Яна Вагнер от интервью RFI отказалась. Писательница считает неэтичным заниматься «невольной» рекламой романа в момент пандемии. — RFI). Ее книга еще полтора года назад стала бестселлером. Буквально три месяца назад на ТНТ вышел снятый по ней сериал. Он так и называется «Эпидемия». Эта идея плавает в воздухе, она коммерчески очень успешна. Но если таких романов будет много, они естественно потеряют в цене, как нефть теряет в цене, когда ее много производят. О карантинных хрониках Я не стал вести дневник из чувства противоречия, потому что все сейчас это делают. Такое тщеславие одиночества. Карантинное чтение Сегодня утром я проснулся и начал слушать скрипичный концерт Мендельсона, опус 64. Почему-то потянуло на классику. Ровно так же в литературе — есть ощущение, что настало время читать классику. В обычном режиме у нас не хватает времени на то, чтобы дочитать «Войну и мир». Сейчас его хватит. Я бы советовал читать Толстого. Французам я бы советовал читать французскую классику. Из-за того, что закрылись границы, настало время ощутить себя частью своей культуры. Время глобализации немножко пошатнулось, оно растворяется. Бельгийцы пусть читают Тиля Уленшпигеля. Французам обязательно читать Бальзака и Гюго и грустить про Нотр-Дам. Нужно обязательно сменить воду в этом водоеме. Все привыкают, что есть классика, но все забывают, почему она такая, насколько великолепно эти парни делали свою работу. Источник
20 жизненных высказываний Фридриха Ницше
28 марта 2020
GONZO
просмотров: 34
Создатель самобытного учения Фридрих Ницше не был профессиональным философом, его скорее можно назвать мыслителем, филологом, композитором и поэтом

Комментарии

Serikava
29 Нояб 08:58 # ответить
Ей просто так удобно. Сидит в своей зоне комфорта, торгуя вагиной. Зачем чтото менять, трудиться, думать, искать выходы из ситуаций...

А мне кажется, каждая проститутка верит в историю из "Красотки", надеяся, поэтому и заводят душещипательные разговоры о тяжелой судьбе
Сергей Алексеенок   →  Serikava
29 Нояб 09:08 # ответить
Serikava, скорее всего это просто легкая месть. Не хочешь трахать и рассуждать о том что на экране, тогда я тебя пригружу, по полной. А в Красоток они не особо верят, слишком для этого жизнь знают хорошо.
Галина Рыжкина
29 Нояб 09:17 # ответить
Буковски в записках старого козла хорошо сказал: " общедоступная уличная проституция девальвирует пизду".
Сергей Алексеенок   →  Галина Рыжкина
29 Нояб 09:30 # ответить
Галина Рыжкина, не сказал бы что девальвирует, не доллар все таки, но вот чувство развода оставляет. Как покаяние за деньги, вроде уплатил, вроде грехи отпустили. а облегчения нет. И половые органы здесь мне кажется уже второстепенны))).
Галина Рыжкина
29 Нояб 10:27 # ответить
как же второстепенны? это и есть тот доллар.
Сергей Алексеенок   →  Галина Рыжкина
29 Нояб 10:45 # ответить
Галина Рыжкина, по большому счету да)))
Галина Рыжкина
29 Нояб 10:28 # ответить
по Буковски.
Nataliya Rustembekova
29 Нояб 10:37 # ответить
сергей алексеенок, , вам просто нужно было сорри дать поиграть ей на дуде, такое впечатления что это плачь неудовлетворения, а вроде было обещано исповедь путаны
Сергей Алексеенок   →  Nataliya Rustembekova
29 Нояб 10:42 # ответить
Nataliya Rustembekova, вот, к чему я и вел - суть одна, а что это для него - плачь неудовлетворенной или исповедь решает каждый сам для себя.
Nataliya Rustembekova   →  Сергей Алексеенок
29 Нояб 10:47 # ответить
я имела виду неудовлетворенного) простите пожалуйста
Сергей Алексеенок   →  Nataliya Rustembekova
29 Нояб 11:16 # ответить
Nataliya Rustembekova, где то вы правы. Я ждал тишины и покоя, а она протрахала мне весь моск. Что вызвало чувство глубокого неудовлетворения проведенным временем))))
Nataliya Rustembekova   →  Сергей Алексеенок
29 Нояб 11:21 # ответить
сергей алексеенок, и вы решили написать рождественскую сказку))) напишите лучше про себя ктовы и чем заробатываете на жизнь
Сергей Алексеенок   →  Nataliya Rustembekova
29 Нояб 11:27 # ответить
Nataliya Rustembekova, я? О если я это напишу, то все решат, что пост проплачен и это реклама)))
Nataliya Rustembekova   →  Сергей Алексеенок
29 Нояб 11:31 # ответить
сергей алексеенок, вы завсех не думайте )))) голова лопнет))))) просто напишите мне вот очень интересно!
Сергей Алексеенок   →  Nataliya Rustembekova
29 Нояб 11:44 # ответить
Nataliya Rustembekova, давно, давно лопнула))) Ок, напишу - исповедь кстати мы в некотором роде с моей героиней коллеги)))
Nataliya Rustembekova   →  Сергей Алексеенок
29 Нояб 12:26 # ответить
сергей алексеенок, заинтреговали! ну все срочно пишите раз коллеги)))))
Сергей Алексеенок   →  Nataliya Rustembekova
29 Нояб 12:28 # ответить
Nataliya Rustembekova, ок))) напишу)))
Marysia Popova
30 Нояб 06:30 # ответить
У Людмилы Улицкой есть один рассказ "Счастливый случай". Там главная героиня едет в Швейцарию, снимать документальный фильм о русских проститутках. И вот выслушивает одну исповедь, другую, третью. И выясняется, что все они - по одному романтическому сценарию.

"У меня есть семь персонажей, – начала Женя, – семь подлинных историй, за достоверность которых я не ручаюсь, но, скажем, семь приблизительно подлинных историй. И есть одна сверхистория. Это и есть тот ключ, которого тебе, Мишель, не хватало. Дело в том, что первоначально все девушки рассказывают одну и ту же вымышленную историю, в которой фигурирует хорошая мать, хороший отец – в пяти случаях девочки изображают отца в виде капитана в белом кителе. Далее – смерть отца, злой отчим, изнасилование в отрочестве – обычно именно отчимом, побег из дому, встреча с возлюбленным, несостоявшаяся из-за неожиданной смерти жениха свадьба…Просле смерти жениха возникает друг жениха, который помогает уехать за границу. Он оказывается негодяем, толкает девушку на путь профессиональной проституции. Но теперь как раз она встретила замечательного человека – в среднем, этот новый жених банкир, но иногда владелец собственного бизнеса, – и они скоро поженятся…"

Так что, вы, может, и правы, что ей не поверили))
Сергей Алексеенок   →  Marysia Popova
01 Дек 17:54 # ответить
Marysia Popova, ну а собственно говоря почему они должны первому встречному раскрывать душу? Только потому, что раздвигают ноги? Конечно же нет. Так, а говорить надо, причем согласитесь рассказывать о том что все замечательно как то неуместно)))
Оставить комментарий
Оставить комментарий:
Отправить через:
Предпросмотр
modules/comment
window._Comment_blog_195 = new classes.Comment( '#comment_block_blog_195', { type: 'blog', node_id: '195', user: 1, user_id: 0, admin: 0, view_time: null, msg: { empty: 'Комментарий пуст', ask_link: 'Ссылка:', ask_img: 'Ссылка на изображение:' } });