misc/class
lib/jquery_pnotify, lib/moment, lib/lodash, misc/notification, misc/social, site/engine
$._social.__cfg = {"init":[{"service":"basic"},{"fb_app_id":"556076531075995","service":"fb"},{"vk_app_id":"3235940","service":"vk"},{"service":"twi"}],"like":[{"service":"fb"},{"service":"vk"},{"via":"GonzoKZ","channel":"GonzoKZ","hash_tag":"","service":"twi"}],"twi":{"like_count":"vertical"},"fb":{"like_layout":"box_count"},"vk":{"like_type":"vertical","like_fixed":true}}; window._SiteEngine = new classes.SiteEngine( { user_id: 0, controller: 'Blog', action: 'page', content_css_version: '1432482607', social_enabled: 1, custom: []} ); (function($){ var GA_ID = "UA-36321844-1"; function gaTrackPageview() { var gaJsHost = (("https:" == document.location.protocol) ? "https://ssl." : "http://www."); var src = gaJsHost + "google-analytics.com/ga.js"; $.getScript(src, function(data, textStatus) { var tracker = _gat._getTracker(GA_ID); tracker._trackPageview(); }); } $(document).ready(function() { gaTrackPageview(); }); })(jQuery);
Интернет-журнал «Культура и общество»
Войти через:
Комментарии
Лучшие посты
По комментариям
По просмотрам
С нами
Сейчас online
А также 117 гостей

Круговорот

2504 8
с нами с 22 ноября 2012

Подвал был пропитан сыростью. Она стекала со стен конденсатом,  сочилась из дырявых труб желтыми потоками. Запах соответственно в подвале стоял…  сухой пыли. Пыль оказалась сильней. Прах забивал влагу. Запахом и светлым налетом на одежде и особенно ловко у него получалось вплестись в волосы. А волосы у проповедника были знатные. Впрочем, как и он сам. Мое знакомство с проповедником, в миру - Дима, Димка, Дема, состоялось давно.  Ну не так что бы очень - по меркам отрывного календаря, но довольно длительно - по мере нашего общения. Просто он умел изменять время. То круг настенных часов пролетал с одной неостывшей чашкой чая,  то растягивался световой игрой за окном. Поэтому мы и предпочитали подвал,  где нет любопытных окон, в которые каждый норовит заглянуть. И нет часов, мешающих спать одним своим даже молчаливым присутствием. Подвал.

 Комната. Одна из десятков в лабиринте подвала, она выбрана нами из-за найденной в ней парковой скамейки. Здесь уже жили, думаю я.

- Промысел божий, – говорит Дема и указывает на противоположную стену, – там ангел.

Ангел – главная отличительная черта проповедника. Только ему дано видеть и говорить с посланцем. Я, например, не видел его ни разу, как ни вглядывался в пыльную влагу подвала.

Странная картина со стороны: пустая комната с парковой скамейкой ,пыльная фигура в брезентовой куртке, вытянувшая длинную руку в желании указать, познакомить, представить и просветить. Но я слеп.

Дема. Он давно потерял возраст вместе с паспортом и способностью четко говорить. Брезентовая куртка с надписью «стройотряд». Причем надпись - единственное, что более- менее цело из всей куртки. Штаны и сапоги единым пыльным целым покрывающие ноги.

Портвейн – важнейшее, что заставляет Дему говорить. Остальное время он находится в медитации, материализуя из ничего портвейн, что ему всегда удается. Он  - проповедник и пророк. Я - первый и молчаливый ученик. Мне незачем говорить, Дема с легкостью считывает мои мысли. И если верить Деме,  еще  с нами ангел. А не верить Деме нет оснований, ведь он материализует портвейн.

- Смотри, – Дема вытягивает руку, – вот он, вот же, прислонился к косяку и молчит.

Я даже не пытаюсь продолжить взглядом линию указательного пальца. Пробовал, не получается. Не дано. Пусть лучше я буду знать, что ангел рядом, чем разочарованно просеивать глазами пустоту. Увидеть его мне бы хотелось, и тогда он мог бы обрести плоть. Интересно: мысли с ангела возвращаются ко мне? Ангел, по словам Демы, - высок, и напоминает канализационный поток на стене, только белого цвета. Как выгляжу я?

Сколько себя помню, я неотступно следую за Демой, именно я. Ведь жизнь в боге вручил мне он,  проповедник. Но как-то получилось, что  за это время нам не попадались зеркала. Подвал их не держал, а дом, проросший этим подвалом в землю, находился в таком районе, где не было витрин, только лужи и очки прохожих. Но мне не хотелось смотреться ни в первое, ни во второе. Я не знал, как выгляжу я. Представлял ангела и восхищался Демой.

Подвал. Все что есть, это подвал. По трубам течет жизнь, и её шум навевает сон.  Иногда трубы не в силах сдержать жизнь, и она протекает на стены, пол или просто покрывает железо труб холодными каплями, разъедает ржавчиной. И высшая её победа - затопленный подвал с утонувшими крысами, смытой пылью праха и, оставшимся без воды и канализации, домом сверху.

- Дема, а что течет по трубам? – спрашиваю я.

- Портвейн. Потенциальный.

- А что говорит ангел?

- Он молчит. Но я слышу.

- Дема, – я осторожно подвигаюсь к главному вопросу, к тому, что действительно отличает пророка от фокусника (ведь умение материализовывать портвейн не главное), - а ты уверен, что это ангел, а не глюк?

Дема не обижается, видимо этот вопрос задавали ему и не раз. Как-то мельком он показывал справку, выдаваемую в тех местах, где принято задавать подобные вопросы.

- Нет, это не глюк, – Дема вздыхает, сосуд с числом 777 почти пуст, а значит скоро наступит пора медитации, – а даже если так, то увидь его и тогда глюк станет ангелом, а если это ангел, то он обретет плоть.

Я старательно всматриваюсь в сторону потека, рядом с ним появился еще один, они стеклись и я услышал крик новорожденного младенца.

Роддом в Рождественскую ночь. Сказка, спустившаяся на землю. Он и Она, взявшись за руки, смотрели на крохотное чудо, заполняющее своим криком пустоту.

 «Я же говорил, – он, выложивший за новомодные роды вдвоем круглую сумму, радостно сжимал Её руку, – как и обещал Ангел, наш сын родился в Рождество.

 - Смотри, он тоже видит ангела. Видишь, как тянет к нему свои руки. Только что и мне было видение, как к сыну спустился  его хранитель.

- Знаешь, – она доверчиво прислонилась щекой к руке, - а я ведь тоже увидела твоего ангела.»

Дема шумно вздохнул, скинул брезентовый наряд и, расправив крылья, взмыл в небо, разбив потолок хрустальных небес. После, сделав кульбит, он рухнул на новорожденного, именно этот момент и стал его первым осознанным криком.

А я: неприкаянная доселе галлюцинация обрела ангельскую плоть. И у меня, наконец, появился шанс увидеть свое отражение в витрине рождественского магазина, а после, быть может, я обрету настоящую плоть и смогу подарить жизнь глюку.

      

Теги:
общество
25 лучших книг, написанных женщинами
23 сентября 2019
GONZO
просмотров: 29
Горькой правды не избежать: в литературном мире по-прежнему превалируют произведения, написанные мужчинами. 
Литературное безумие
23 сентября 2019
GONZO
просмотров: 35
5 расстройств психики, названных в честь героев книг

Комментарии

bejvas
04 Июнь 18:53 # ответить
вторая часть?
Сергей Алексеенок   →  bejvas
04 Июнь 18:59 # ответить
bejvas, не))) Вторая часть прозаичней))) Из старых зарисовок)))
Rinat_Balgabaev
04 Июнь 22:15 # ответить
что-то сильнодействующее
Сергей Алексеенок   →  Rinat_Balgabaev
05 Июнь 06:20 # ответить
Rinat_Balgabaev, принимал автор?)))
Rinat_Balgabaev   →  Сергей Алексеенок
05 Июнь 08:44 # ответить
Сергей Алексеенок, дада)
Сергей Алексеенок   →  Rinat_Balgabaev
05 Июнь 08:54 # ответить
Rinat_Balgabaev, это самый часто задаваемый мне вопрос. Отвечу - мне для того, чтобы видеть мир я таких цветах допингов не надо. У мене справка есть...
Alexandr Vasilyev
05 Июнь 11:19 # ответить
Чего-то ты добрый какой-то....
Сергей Алексеенок   →  Alexandr Vasilyev
05 Июнь 11:33 # ответить
Alexandr Vasilyev, все умрут!
Оставить комментарий
Оставить комментарий:
Отправить через:
Предпросмотр
modules/comment
window._Comment_blog_1060 = new classes.Comment( '#comment_block_blog_1060', { type: 'blog', node_id: '1060', user: 1, user_id: 0, admin: 0, view_time: null, msg: { empty: 'Комментарий пуст', ask_link: 'Ссылка:', ask_img: 'Ссылка на изображение:' } });