misc/class
lib/jquery_pnotify, lib/moment, lib/lodash, misc/notification, misc/social, site/engine
$._social.__cfg = {"init":[{"service":"basic"},{"fb_app_id":"556076531075995","service":"fb"},{"vk_app_id":"3235940","service":"vk"},{"service":"twi"}],"like":[{"service":"fb"},{"service":"vk"},{"via":"GonzoKZ","channel":"GonzoKZ","hash_tag":"","service":"twi"}],"twi":{"like_count":"vertical"},"fb":{"like_layout":"box_count"},"vk":{"like_type":"vertical","like_fixed":true}}; window._SiteEngine = new classes.SiteEngine( { user_id: 0, controller: 'Blog', action: 'page', content_css_version: '1432482607', social_enabled: 1, custom: []} ); (function($){ var GA_ID = "UA-36321844-1"; function gaTrackPageview() { var gaJsHost = (("https:" == document.location.protocol) ? "https://ssl." : "http://www."); var src = gaJsHost + "google-analytics.com/ga.js"; $.getScript(src, function(data, textStatus) { var tracker = _gat._getTracker(GA_ID); tracker._trackPageview(); }); } $(document).ready(function() { gaTrackPageview(); }); })(jQuery);
Интернет-журнал «Культура и общество»
Войти через:
Лучшие посты
По комментариям
По просмотрам
С нами
Сейчас online
А также 68 гостей

Герой любого времени

с нами с 25 ноября 2012

Воротилы мирового кинематографа знают, что жанр биопик всегда был довольно специфичным явлением. С одной стороны, биография великих персон (про других биопики и не снимают) накладывали на сценаристов, режиссеров и актеров определенные обязательства, с другой – это самый благодатный для кинематографических наград жанр.

Судите сами, в прошлом году четверо из пяти номинантов на «Оскар» за лучшую мужскую роль играли реально существовавших (и существующих) исторических личностей (Стивен Хокинг, Алан Тьюринг, Крис Кайл и Джон Дюпон). А если проследить историю «Оскара» за последние десять лет, то вы заметите еще одну закономерность – большая часть персонажей не вписывается в привычное для рядового зрителя понятие «положительный персонаж». Чтобы не быть голословным: Мэтью Макконахи получил награду за роль контрабандиста, умирающего от СПИДа, Филипп Сеймур Хоффман за роль писателя Трумэна Капоте, который использует приговоренных к смертной казни заключенных для написания книги, Джейми Фокс – алко- и наркозависимый музыкант Рэй Чарльз, Эдриан Броуди – трусливый пианист, занимающийся исключительно спасением собственной жизни. Добавьте к этому Харви Милка в исполнении Шона Пенна, ведь для многих традиционалистов – гомосексуализм также является одним из страшнейших пороков.

Впрочем, не стоит думать, что это исключительно загнивающий Голливуд. Немецкие кинематографисты не побоялись выпустить на экраны картину о последних днях Адольфа Гитлера «Бункер», Петр Мамонов в картине «Царь» изображает Ивана Грозного сумасшедшим набожным правителем, который утром сурово убивает людей, а вечером замаливает грехи. Во Франции дважды за год выходят биографические фильмы о модельере Ив Сен-Лоране, где главный герой всецело отдается всевозможным грехам и порокам.

К чему, я, собственно, все это пишу. Уже неоднократно на самых высоких уровнях ведутся разговоры о том, что отечественному кино не хватает крепких проектов об исторических личностях, национальных героях и т.д., и т.п. То же самое вторит казахстанским кинематографистам простой зритель. Мол, хотим мы видеть наших гениев, наших просветителей, нашу гордость… Гордость. И величие. Это два главных эпитета, из-за которых в отечественном кино качественный биопик, если не невозможен, то маловероятен.

Давайте представим, сколько в истории нашей страны исторических личностей, которые достойны того, чтобы о них снять полнометражный фильм или телесериал? Просто фамилии и имена, которые были бы знакомы хотя бы половине населения страны. Ну пусть будет двести человек. А теперь главный вопрос: кого из них вы готовы увидеть предателем, алкоголиком, распутником, трусом, наркоманом или (не приведи, господь) гомосексуалистом? И еще один вопрос, если вдруг кто-то возьмет и решится изобразить на экране, скажем, Абулхаир хана жестоким душегубом, то через сколько минут после этого режиссера и сценариста заклеймят манкуртом и предателем? Хотя все мы, здравомыслящие люди, понимаем, что в те времена (а зачастую и в нынешние) любая власть строилась и строится на крови.  

Схема же биографического кино в Казахстане всегда проста и прямолинейна. Для наглядности, приведу в пример картину Сатыбалды Нарымбетова «Аманат», которая выйдет в прокат нынешней осенью.

Итак, нам дано: два героя – Ермухан Бекмаханов и хан Кенесары. Бекмаханов – интеллигент, историк, романтик, жертва политических репрессий, пострадавший за монографию о хане Кенесары. При этом, в застенках КГБ Бекмаханов мужественно сносит все побои и унижения, не отрекаясь от своих соратников и собственных трудов и лишь угроза его семье заставляет его сдаться и признаться в измене.

Кенесары – мудрый стратег, который не столько воюет, сколько рассуждает о независимости Родины, о ее будущем и прошлом, о судьбах и поколениях и т.д и т.п.

Оба героя сверхположительны от первой до последней секунды картины. Любой факт из жизни, хоть сколько-нибудь бросающий тень на личность персонажей, вымарываются и не упоминаются. Так, в частности, одной из центральных линий в фильме являются взаимоотношения Бекмаханова с супругой Халимой Бекмухамедовой. При этом тактично опущен тот факт, что до встречи с будущей супругой Ермухан Бекмаханов был не только женат, но и являлся отцом троих дочерей. Почему? Да потому, что герой, бросивший семью (даже ради любви всей жизни), уже не вписывается в стандартную схему казахстанского биопика.

О противоречивой фигуре Кенесары и вовсе сложно говорить. Исторические документы сообщают, что последний хан Казахстана был крайне деспотичен, кровожаден и жесток. В «Аманате» все это не показывается. Наоборот, Касымов предстает в фильме чуть ли не философом, который большую часть времени беседует с пленным поляком о судьбе казахского народа.

Да, всегда можно сказать о том, что история Казахстана была трижды переписана советской властью, но значит ли это, что необходимо плюнуть на все законы драматургии и выписывать кристально чистые образы в казахстанских биопиках?

Герои отечественных биопиков не просто абсолютно положительно, они практически святы и стерильны. К каждому из них можно смело прикручивать нимб над головой. А ведь любому, даже самому посредственному автору известно, что зритель и читатель любит и ценит героев не за достоинства, а за недостатки. Это элементарная психология, недостатки героя делают его более человечным, доступным, приземленным. И зрителю гораздо проще себя с ним отождествить и понять его боль и переживания.

Но, увы, нет. В казахстанском кино устоялся образ, который нельзя назвать «героем того времени» или «героем нашего времени». Есть Герой любого времени. Попытаюсь сформулировать формулу Героя любого времени по-казахски.

Мужчина: Казах. Красив. Высок (в крайнем случае среднего роста). Монументален и величественен. Обязательно ходит в степь думать о судьбе народа и страны. Живет отдельно от родителей, которые почему-то всегда живут в ауле (ну не обитают родители главных героев в городах, хоть тресни), а он к ним ездит колоть дрова и послушать мудрости отца (так же высок, красив и монументален) и поесть мамин бешбармак (у мамы лицо всегда доброе и уставшее).

Чем бы ни занимался герой, он всегда это делает во славу и во имя будущего казахского народа. Ну не было эгоцентриков среди казахов, что поделать?

Женщина: Казашка. Невысокая. Красивая. Глаза огромные, щеки чуть больше чем глаза. Коса до самой…Ну по пояс, в общем. Молчалива. Улыбчива. Приветлива. Мудра. Преданна. Целомудренна.

В основном занята воспитанием детей и хозяйством. Оно и понятно. Эгоцентриков, как мы уже выяснили, среди казахов никогда не было, а о судьбе народа, слава богу, муж думает. 

Вот с такими (или примерно такими) героями делается все наше биографическое кино – от «Бiржан Сала» до «Аманата», от «Мустафы Шокая» до «Кунанбая». И проблема здесь не только в кинематографистах, но и зрителях. Как я уже писал выше – Гордость и Величие.

Казахстанский зритель (в большинстве своем) категорически не готов к тому, чтобы принять героя-маргинала. Зрители хотят гордиться нашими великими соотечественниками, и ради этого отечественные драматурги упраздняют в биопиках такие фундаментальные понятия, как «борьба с внутренними демонами», «арка героя».

Вместе с этим в отечественном биографическом кино исчезло такое понятие, как «авторская трактовка». Точнее так, нынешние режиссеры пытаются обелить все, что очерняла советская власть и называют это «авторской трактовкой». Такие противоречивые фигуры, как Кунанбай, Кенесары, Мустафа Шокай одномоментно стали кристально чистыми героями.

Итог всего вышесказанного неутешителен: в Казахстане снимают не биографическое кино, а кинематографические памятники. 

В конце поста хочу поделиться с вами ссылкой на трейлер сериала, который хоть и не является официальным биопиком, но снят по мотивам книг и воспоминаний одного из героев Казахстана. Сможете ли вы, не прогуглив, понять о ком идет речь? 

Бен-Гур: жить надо ради любви, а не мести и ненависти
8 сентября 2016
Полина Шиманская
просмотров: 4078
Премьера фильма "Бен-Гур" Тимура Бекмамбетова в Казахстане    
Стартрек - редкий случай, когда сюжет достоин спецэффектов.
27 июля 2016
Дана ХИСИМОВА
просмотров: 3333
В чем секрет успеха премьеры, почему космос - это беспроигрышная тема для фильма и как технологии сделали более реальным.